Вверх
Авторизация

Логин:

Пароль:

Забыли? Регистрация!


Другие новости
Реклама
Реклама
Иван Александрович ХУДЯКОВ
| 1-01-2012, 09:10 | Просмотров : 705
ХУДЯКОВ Иван Александрович. (1(13).1.1842, Курган Тобольск. Губ.– 19.IХ(1. Х)1876,- Иркутск) – фольклорист, этнограф, историк, участник революционного движения. Сын учителя; окончил Тобольскую гимназию (1853–1858), учился в Казанск. (1858–1859) и Моск. (1859– 1861) ун-тах, где в 1859–1860 участвовал в студенческом движении, в связи с чем не смог закончить образования. Активный деятель первой «Земли и ВоЛи», участник руководимой Н. А. Ишутиным «Организации», подготовившей в апр. 1866 покушение Д. В. Каракозова на Александра II. Верховный уголовный суд приговорил X. к лишению прав и к ссылке. Ссылку отбывал в Верхоянске, через нек-рое время обнаружил признаки психического расстройства и умер в больнице, куда был помещен в 1875. По своим идей- но-полит. позициям – один из тех революционеров-шестидесятников, к-рые с полным основанием называли себя «учениками Чернышевского». X. вошел в историю науки гл. обр. как исследователь и собиратель рус. фольклора. В начале 1860-х годов он издал несколько сборников рус. народных сказок и загадок, большинство к-рых было собрано и за-писано им самим. Заслугой X. было то, что он не ограничился собиранием фольклора в деревнях Центральной России, но записывал сказки и загадки в городах – Москве, Казани, Рязани и др., искал их в памятниках письменности, записывал сказки книжного происхождения, бытовавшие в народе. Большинство изд. X. отличается достоверностью и надежностью, так как он не подвергал свои записи редакционной обработке, указывал место записи фольклорного произведения, а иногда и имя его исполнителя. Собирая якутский и рус. фольклор в период ссылки в Верхоянском округе, X. стал сохранять фонетические особенности, фиксировать обстановку, в к-рой исполнялось произведение устного нар. творчества, упоминать о реакции слушателей. Теоретические . Статьи X. о фольклоре начала 60-х годов свидетельствуют о том, что Он испытал известное влияние т. н. «мифологической школы», возглавляемой в России Ф. И. Буслаевым, науч. руководителем X. в Моск. ун-те. X. считал, например, что в основе произведений устного нар. творчества лежат не события ист. жизни народов, а мифы о небесных явлениях, созданные в далекие времена существования единого индоевроп. «племени». В дальнейшем, полагал он, народ только «применяет свои старые мифологические предания к новым местностям, именам и ист. событиям». Впоследствии, особенно в период ссылки, X. все более отходил от представлений мифологов в сторону социально-ист. изучения фольклора. Хорошо усвоив несомненное приобретение мифологической теории – сравнительно-ист. метод исследования, X. сделал ряд ценных наблюдений, например, отметил близость таких жанров фольклора, как былины, сказки, загадки и др., и считал необходимым их совместное изучение. Теоретические представления X. о фольклоре нашли отражение в его публ. устного нар. творчества славян. В сборнике «Материалы для изучения нар. словесности» (СПб., 1863) он поместил одну болг. сказку из неопубл. собрания В. И. Григоровича и 15 серб, сказок из сборника А. Николича. Здесь X. проявил большую эрудицию и осведомленность о предшествующих изд. славян. сказок в России и за границей, в том числе в славян, землях. X. указывал варианты к публикуемым сказкам в сборниках Афанасьева, Рыбникова, братьев Гримм, Войницкого, Караджича и др. В комментариях к серб, сказке «Награда неситости» X. опубликовал два вари-анта похожей рус. сказки «Егоряй храбрый» из своего собрания. X. является автором нескольких ист. работ, где он выступил популяри-затором идей рус. революционных демократов. Эти популярные работы использовались в целях революционной пропаганды среди народа. В них X. разоблачал деспотизм монархической власти, злоупотребления официальной церкви, мрак религии, узость официальных понятий о народности и т. п. Среди подобных работ находился и популярный очерк о Яне Гусе (вошел в изданную анонимно кн. И. А. Худякова «Рас-сказы о великих людях средних и новых времен». СПб., 1866). Очерк X. о событиях истории Чехии начала XV в. не является самостоятельным исследованием, он основан на литературе. Гус представлен последователем учения Виклефа, предшественником, Лютера и нем. ре-формации, а гуситское движение трактуется только как движение религ. и нац. Но хотя рогатки цензуры не позволили X. в полной мере высказать свои убеждения, он изобразил Гуса как стойкого «защитника нар. прав и народности против королевского произвола и притязаний духовенства» (с. 31). X. относил Гуса к тем великим личностям, идеи к-рых даже после их смерти «воодушевляют последователей... двигают народы вперед» (с. 2). X. был одним из первых представителей демократического направления в рус. историографии, к-рый обратился к истории гусизма и отвергал взгляды славянофилов на «православные» начала гуситского движения.
 

Добавить комментарий

Ваше Имя:


Текст сообщения: