Вверх
Авторизация

Логин:

Пароль:

Забыли? Регистрация!


Другие новости
Реклама
Реклама
Владимир Андреевич ФРАНЦЕВ
| 1-01-2012, 09:10 | Просмотров : 768
ФРАНЦЕВ Владимир Андреевич. (4 (16).IV 1867, Новогеоргиевск под Варшавой–19.III 1942, Прага) – филолог и историк. Отец – воен. лекарский помощник. Ф. окончил Варшавск. рус. гимназию (1886) и ист. Филол. фак. Варшавск. ун-та со степенью канд. (1892) И. д. доц. Варшавск. ун-та (1900), магистр (1902), экстраорд. (1903), орд. (1907) проф. Д-pj славян, филологии (1907). В Варшавск. ун-те читал курсы лекций: новой чеш. литературы, ист. грамматики чеш. яз., истории югославян. литератур (серб., хорв., далматин., дубровниц.), славян, древностей, лингвистического введения в славяноведение, ист. этнографии славян, грамматики древнего церковнославян. яз. и др. Одновременно вел занятия по различным славян. яз. Ежегодно работал в архивах славян, земель Австрии и в рус. архивах. За изд. переписки В. Ганки и Й. Добровского получил две премии АН (1907). Чл.-кор. АН (1915), акад. (1921). Иностр. чл. Чеш. АН и искусств (1904), чл. Чеш. королевского о-ва наук (1913), был также чл. Чеш. этногр. о-ва, Пушкинского о-ва при Александровск. лицее. В 1915 переехал с Варшавск. ун-том в Ростов-на-Дону, в 1921 эмигрировал и занял должность проф. Карлова ун-та (Прага). Читал лекции по истории рус. яз., рус. фольклору, древнейшей рус. письменности, рус. литературе XV–XVI вв., истории славян, филологии и др. Ф. принадлежит более 300 работ по славяноведению. В их числе изд. док., монографии (обычно с публ. источников в прил.), многочисленные статьи, некрологи, биогр. материалы, библиогр. заметки, рец., курсы лекций, тексты выступлений на заседаниях ученых и обществ, организаций. Осн. направление науч. работы Ф. в пражск. период – исследования связей рус. писателей и ученых с юж. и зап. славянами, публ. источников. Первое по времени изд. источников – «Письма к Вячеславу Ганке из славян, земель» (Варшава, 1905) включало ценные материалы, но отражало некритическое отношение Ф. к В. Ганке, переоценивало значение последнего. Этот свод в 1300 с. включал материалы, еще не бывшие в научном обороте, но не имел ни основательного введения, ни комментариев, ни указателей. Ввиду восторженного отношения Ф. к В. Ганке публикация писем не дала принципиально нового освещения деятельности чеш. будителя. Однако публикация обеспечила исследователям доступ к очень многим материалам, разбросанным по различ. архивам. В изд. «Корреспонденция Йозефа Добровского» (Прага, 1906, на чеш. яз.; вышла только ч. 2, содержащая переписку Добровского с Бандтке) Ф. учел недостатки предыдущего труда. Лучшее изд. серии –«Корреспонденция П.-Й. Шафарика. Переписка Й. Й. Шафарика с рус. учеными (1825-1861)» (Т. 1, ч. 1–2. Прага, 1627–1928, на чеш. яз.). Обстоятельное введение является самостоятельным исследованием, в к-ром проанализировано значение переписки Шафарика для изучения истории славяноведения в России, рассмотрены взгляды Шафарика и его рус. корреспондентов на ряд принципиально важных проблем, отмечено сходство и различие этих взглядов. Самостоятельную ценность имеют подробнейшие прим. в сочетании с указателями. Др. изд. источников, не достигая уровня названного, тоже отличаются подробностью и тщательностью. Таковы «Краткое и правдивое описание путешествия из Праги через Силезию, Польшу, Москву, Татарию к царскому двору в Персию» Георга Тектандера (Прага, 1908) и «Ист. и правдивое повествование о том, как моек, князь Дмитрий Иоаннович достиг отцовского престола» (Прага, 1908). Крупным монографическим исследованием Ф. является его магист. дис. «Очерки по истории чеш. возрождения» (Варшава, 1902). Оно содержит ценный фактический материал, основанный на источниках, впервые введенных в науч. оборот. В чешек, литературе отмечалось, что «Очерки» представляют собой одно из основных соч. по указанной в его заглавии теме и вносят существенное обогащение в представления о ней, впервые доказывают большое русское и польское влияние на деятелей чешского возрождения. Книга вызвала широкий отклик во всех славян, странах. Но в ней проявились и слабости методики Ф.: сообщая множество фактов, он из-бегал собственных оценок и обобщений, отказывался комментировать даже самые крупные ист. события. Чеш. нац. возрождение представлялось Ф. только культурным процессом, он отрывал его от социально- экон. фона эпохи. Самая крупная монография Ф.– его докт. дис. «Польск. славяноведение конца XVIII и первой четверти XIX ст.» (Прага, 1906) . И по документальной базе, и по стройности изложения мате-риала она является вершиной варшавск. периода творчества Ф. Монография строится на ранее не использованных источниках. В труде разобраны все заметные соч. польск. славяноведов по вопросам языкознания, древностей, этнографии, описаны путешествия польск. ученых по славян, странам, показаны связи польск. славистов с чеш., рус. и др. Кроме того, Ф. принадлежит исследование о чеш. драме XVI–XVII вв. Из мелких работ Ф. выделяются биографии и некрологи. Заметное место в творчестве Ф. занимает критико-библиогр. деятельность. Он откликался в печати на все крупные события науч., лит. и культурной жизни славян, стран, был постоянным кор. и рецензентом журн. «Часопис Ческего музея», «Чески лид», «Часопис про модерни филологии». Для науч. мировоззрения Ф. в ранний период его творчества характерно эклектическое смешение позитивизма с романтическим славянофильством и западнославян. лит. панславизмом. Ведущей в его творчестве всегда была, хотя и не высказанная прямо, идея славян, взаимности. В течение большей части своей жизни Ф. верил в возможность надклассовой солидарности славян. Он поддерживал всякое стремление их к объединению, осуждал центробежные тенденции. С позиций , славян, взаимности Ф. рассматривал деятельность В. Ганки, И. Добровского, П. И. Шафарика, польск. восстание 1830–1831 и современную ему эпоху. Ф. не одобрял участия славян, народов в революционном движении, особенно если оно приводило к разрыву с Россией и др. славян, странами. Будучи по своим полит, взглядам консерватором, Ф. в Варшавск. унте, например, педантично проводил линию петерб. мин-ва нар. просвещения, хотя к числу крайних русификаторов не принадлежал. Известно выступление Ф. против превращения каф. польск. словесности в каф. польск. яз. и диалектологии, что исключало из преподавания польск. литературу. Со временем полит, идеалы Ф. менялись. В начале XX в. ему импонировала «просвеще иная монархия», в последующие годы (например, в 1928) – буржуазная демократия (см. его речь «Десять лет свободной жизни чешскословен. народа». Ужгород, 1928). Ф., как это видно из его частной корреспонденции и др. подобных источников, был настроен антисоветски, но публично против Советского Союза не выступал. В последних по времени трудах Ф. виден отход от нек-рых его прежних взглядов. Так, в 1939 он с явной иронией писал о концепции славян, взаимности Яна Коллара. Во время фашистской оккупации Чехословакии Ф. не вступал в контакт с нацистами. Ф. не создал оригинальной концепции развития славян, истории или истории развития культуры. Но собранные Ф. многочисленные факты, опубл. им забытые или неизвестные ранее док. создали солидный фундамент для разработки многих проблем славяноведения.
 

Добавить комментарий

Ваше Имя:


Текст сообщения: