Вверх
Авторизация

Логин:

Пароль:

Забыли? Регистрация!


Другие новости
Реклама
Реклама
Филипп Федорович ФОРТУНАТОВ
| 1-01-2012, 09:10 | Просмотров : 867
ФОРТУНАТОВ Филипп Федорович. (2 (14).I 1848, Вологда – 20. IX (З. Х) 1914, дер. Косолма, около Петрозаводска) – индоевропеист, славист, лингвист широкого профиля. Специалист в области фонетики и акцентологии, палеограф. Отец Ф.– директор гимназии в Петрозаводске, выдающийся педагог; братья Ф. стали известными специалистами в различных областях знания. Обучался на ист. Филол. фак. Моск. ун-та (1864–1868), где под влиянием Ф. И. Буслаева рано про-явил интерес к сравнительному языкознанию. Оставлен для приготовления к проф. званию. После сдачи магист. экзаменов совершил длительную поездку в Литву для записи живой речи (1871), находился в зарубежной командировке, слушал лек ции в ун-тах Тюбингена, Лейпцига, Парижа, Берлина, Лондона, Кенигсберга (1871–1873), развивал вынесенное из общения с Буслаевым понимание языка как социального явления, глубоко изучал древнейшие индоевроп. яз. и прежде всего – ведийские и санскритские тексты. Магист. дис. по вопросам сравнительной грамматики индоевроп. яз. (1875), д-р honoris causa Моск. ун-та (1884). Доц. (1876), проф. (1876– 1902) ист.-филол. фак. Моск. ун-та. С 1902 проживал в Петербурге. Зам. пред. Орфографической комиссии (1904), чл. Правления АН (1912), чл. и почетный чл. Моск., Одесск., Петерб. ун-тов, ун-та в Христиании; чл.-кор. Серб. АН, чл. Моск. о-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии, ОЛРС, Литов, лит. о-ва. Акад. (1898). Ф. был основоположником Моск. лингвистической школы, к к-рой относились многие выдающиеся рус. и зарубежные ученые, в том числе и слависты конца XIX – первой половины XX в. Создал систему преподавания лингвистических дисциплин в Моск. ун-те, придавал большое значение теоретической подготовке выпускников (в отличие от традиционно практической подготовки в рус. ун-тах). В науч. наследстве Ф. унив. курсы как систематическое изложение осн. науч. достижений его времени и его школы занимают особое место, но при жизни изданы не были; важны также разборы трудов др. ученых по праславян. , балт. и индоевроп. языкознанию, являющиеся образцовыми с точки зрения применения теоретических основ моек, лингвистической школы. Первый ввел в унив. курс изучение многих древних и живых яз. (спецкурсы по литов., готскому, санскриту). Высокая требовательность заставляла Ф. постоянно перерабатывать уже готовые статьи и исследования, многие из них остались незаконченными и до сих пор не опубл.; нек-рые идеи Ф., высказанные им в лекциях, впоследствии были разработаны его учениками. На основе данных славян, и балт. яз. Ф. создал цельную синтаксическую теорию, из к-рой впоследствии исходили многие синтаксисты: словосочетание как минимальный элемент синтаксической структуры; психологическая характеристика суждения как основы предложения; связь яз. и мышления и роль яз. в процессе познания; различие форм словоизменения и форм словообразования; морфология как самостоятельная науч. дисциплина, особый интерес к проблеме грамматической аналогии и грамматической формы. Точность исследования Ф. искал в формализации описания, при этом значение звуковой формы слова преувеличивалось в ущерб форме грамматической, в свою очередь противопоставленной семантической структуре слов. У Ф. это объяснялось необходимостью сравнительно-ист. изучения древнейших яз. (уяснить грамматическую функцию сочетания, исходя из внеш. форм слов). Ориентированность на реконструкцию ограничивала поиски Ф. только письменной формой выражения; такие особенности устного синтаксиса, как интонация, порядок слов и др., оставались вне интересов Ф. В области интаксиса и семантики Ф. оказал влияние на многих создателей совр. лингвистической теории. Начав науч. деятельность под влиянием нем. компаративистов, Ф. очень скоро освободился от этого влияния; уже ранние его работы представляют собой поиск новой науч. теории. Ф. создавал свою теорию на тех же основах, что и др. рус. теоретики- лингвисты (Потебня и Бодуэн де Куртенэ). Первоначально Ф. пользовался сравнительным методом. Это объяснялось материалом исследования (архаические и древние яз.). Только в последние годы, после пе-Реезда в Петербург, Ф. обратился к сравнительно-ист. исследованиям; с этого времени его интересовала не однолинейная реконструкция пра- яз., а ист. этапы последовательного изменения яз., в том числе и славян. В этом духе написаны его труды по праславян. и старославян. яз. (Состав Остромирова евангелия. – В кн.: Сборник статей, поев. ... В. И. Ламанскому, ч. 2. СПб., 1908; Старославян. – тъ- в 3-м лице глаголов. – ИОРЯС, 1908, т. 13, кн. 2 и др.). Тщательность исполнения и глубокая интуиция автора поразительны; ого умение комбинировать, казалось бы, несопоставимые факты и тонкое проникновение в яз. сквозь орфографические преграды древнего текста являются образцом до настоящего времени. Одновременно Ф. стал осн. ред. Отдния рус. яз. и словесности АН и занимался изд. старо-славян. памятников; например, с его именем связано изд. Супрасльской рукописи, Синайской псалтыри и др. источников, подготовленных под наблюдением Ф. его учениками и последователями. Сделал несколько конкретных открытий, к-рые легли в основу совр. славистики и индоевропеистики, особенно в области фонетики и акцентологии (о слабой ступени чередования кратких индо- европ. гласных, о сочетании сонантов, о подвижном s, о различии между I и II палатализациями заднеязычных в праславян. и т. д.,– если ограничиться только славян, яз.). Одновременно с Соссюромопределил действие в балтославяи. яз. закона о переносе ударения с циркумфлексного или краткостного слога на следующий акутовый (в двусложпых формах). Ф. обнаружил и описал др. акцентные закономерности, с к-рыми данное изменение пересекается; установил особенности количественных изменений в ира- славян. и балт. яз.
 

Добавить комментарий

Ваше Имя:


Текст сообщения: