Вверх
Авторизация

Логин:

Пароль:

Забыли? Регистрация!


Другие новости
Реклама
Реклама
Платон Андреевич КУЛАКОВСКИЙ
| 1-01-2012, 09:10 | Просмотров : 1

КУЛАКОВСКИЙ Платон Андреевич. (26. VI(8. VII) 1848, Поневеж, Ковенск. губ.– 18(31)ХН 1913, Петербург) – историк, филолог, пуб-лицист, обществ, деятель. Родился в семье настоятеля церкви. Учился в Поневежск., затем Виленск. гимназии, к-рую окончил с золотой медалью. В 1866 йоступил на ист. Филол. фак. Моск. ун-та. Окончив ун-т со степенью канд., К. преподавал в 4-й моек, гимназии латин. и рус. яз., затем рус. литературу. В 1876 совершил поездку в славян, земли, посетил Прагу, Любляну, Загреб, был у лужицких сербов. В 1877–1878 вновь учительствовал в Москве. В 1878–1882 проф. рус. яз. и литературы в Великой школе (Белград). С 1876 являлся постоянным сотрудником и кор. газ. «Моск. ведомости» в славян, землях. В 1882 защитил магист. дис. «Вук Караджич, его деятельность и значение в серб. литературе». Вернувшись в 1882 в Москву, К. преподавал в гимназии, сотрудничал в журн. «Русь» И. С. Аксакова. В 1884– 1891 – преподаватель рус. яз., в 1892–1902 – проф. славян, наречий в Варшавск. ун-те. С 1886 до 1902 одновременно ред.-издатель полуофициальной газ. «Варшавск. дневник». В 1893 получил степень д-ра славян, словесности. Его докт. дис. «Иллиризм. Исследование по истории хорв. литературы периода возрождения» в 1895 была удостоена АН полной премии А. А. Котляревского. В 90-х годах неоднократно выезжал в славян, земли, посетил Хорватию, Черногорию, Болгарию, Сербию, побывал в Константинополе. В 1902–1905 К.– гл. ред. «Правительственного вестника». В последние годы жизни – чиновник особых поручений при министре внутр. дел. В 1906–1911 издавал еженедельник «Окраины России». С 1908 читал лекции по славяноведению в Петерб. ист.-филол. ин-те, а затем в Женском пед. ин-те. С 1908 до кон- па жизни К. был товарищем пре. СПб. славян, благотворительного о-в. Интерес к славистике пробудился у К. в пору учебы в ун-те, где он слушал лекции О. М. Бодянского, Н. А. Попова, A. JI. Дювернуа. Его первый науч. труд «Лукиан Мушицкий» был напечатан в 1881 (ЖМНП, № 8). К. выступал как в рус., так и в серб. журн. по вопросам рус. и серб, литературы, истории pyc.fn3., истории сербов. Ему при-надлежат статьи о Ф. Рачком, П. Й. Шафарике, черногорск. князьях Негошах, П. Каравелове, П. Дурдике, Й. Йовановиче-Змае, Й. Штросмайере и др. Но гл. темой науч. занятий К. была серб, и хорв. литература конца XVIII – первой половины XIX в. Взгляды К. на славян, их историю и судьбу сложились под влиянием славянофилов 60-х годов, особенно И. С. Аксакова. К. рассматривал славянство как целостный организм и считал, что Россия призвана возглавить славян. В польск. вопросе, признавая право поляков на культурное развитие, поддерживал великодержавную, охранительную линию М. Н. Каткова и «Моск. ведомостей». Труд К. «Вук Караджич, его деятельность и значение в серб, лите-ратуре» (М., 1882) был первым исследованием в мировой науке о дея-тельности серб, ученого, фольклориста, реформатора лит. яз. На большом фактическом материале К. показал положительное значение лит.-языковой реформы Караджича для развития Серб, литературы. Вместе с тем К. видел отрицательную сторону этой реформы в том, что она лишила серб, литературу общей с рус. литературой церковнославян. основы. Капитальный труд К. «Иллиризм» явился первым солидным монографическим исследованием иллиризма. К. дал обстоятельное изложение истории иллирийского движения, уделив осн. внимание его лит. и культурно-просветительной сторонам. Он использовал обширный материал, привлек большое число малоизученных источников. К. подробно осветил состояние литературы на кайкавском, штокавском и чакавском диалектах у хорватов с концаXVIII в. и до иллиризма, подробно остановился на развитии обществ, сознания в Хорватии накануне иллирийского движения. Осн. место в книге заняло пространное освещение идеологии иллиризма. К. изложил содержание осн. брошюр представителей иллиризма, но без всякой попытки их анализа. Он раскрыл их деятельность в области яз., литературы и др. сфер культуры с нек-рыми отступлениями и в сферу полит, борьбы. Нашли место в монографии и отклики на иллирийское движение в славян, странах. К. привел биографии и охарактеризовал творчество важнейших хорв. писателей эпохи иллиризма. В заключительной главе поставлен вопрос о влиянии России на нац. возрождение ряда славян, народов, об истоках и значении иллиризма. Монография К. носила в целом фактологический характер, но не была лишена попыток толкования отдельных сторон иллирийского движения. «Возрождение славян, совершившееся в текущем столетии,– писал он,– носит вообще демократический характер. Вырастал народ, пробуждалось самосознание в нар. массах, обнаруживались духовные и нравственные силы, накопленные в течение веков полит, сна и унижения, яз. народа получал литературу, и спавшие, почти забытые славян, народности воскресали для новой жизни» (с. 311). Но смысл хорв. возрождения К. трактовал как нравственное и духовное пробуждение народа, выразившееся в лит. и полит. движении. Происхождение хорв. возрождения он связывал с идейным влиянием Европы, а также полит. и нравственным возвышением России. Понятия «хорв. возрождение» и «иллиризм» К. употреблял как тождественные для обозначения определенного периода в ист. развитии хорватов, начало к-рого, следуя формальным соображениям, относил к 1830, а завершение – к 1848. Период иллиризма К. разделял на два этапа, границей к-рых считал 1843, когда австр. пр-во запретило названия «иллиры» и «иллирийский» для печати. К. видел в движении иллиризма выступление широких слоев хорв. народа, но изображал его как ,единое и целостное по своей идеологии и обществ.-полит, тенденциям. К. не смог разобраться в классовых основах иллиризма и понять социальную сущность движения. К. вплотную подошел к пониманию лит.-языковой раздробленности хор-ватов до иллиризма. Тем не менее, исследуя вопрос о лит.-языковой реформе JI. Гая, он не разобрался глубоко в ее причинах и рассматри-вал реформу только в плане Югославии., в первую очередь сербскохорв., духовного объединения, опуская важнейшую, внутрихорв. ее сторону. К. верно понял австр. политику по отношению к иллиризму. Прослеживая ее эволюцию, он отмечал на первых порах покровительство Вены иллиризму в целях борьбы с венг. нац. движением и распространения австр. влияния на балкан. славян. В то же время он указывал и на попытки хорв. деятелей опереться на центральное пр-во, чтобы укрепить нац. позиции Хорватии перед лицом Венгрии. Однако К. оставил без внимания трагическую двойственность такой политики для судеб хорватов. Оценивая роль и значение иллиризма в истории хорватов, К. апологизировал его. Монография К. об иллиризме имела в свое время большое науч. значение. Это было единственное в рус. славяноведении, а в течение ряда лет и в зарубежной науч. литературе, соч., содержавшее исчерпы-вающую характеристику культурного и обществ, развития хорватов в первой половине XIX в. Не только обилием фактического материала, но и рядом удачных характеристик книга К. при всей слабости в целом ее аналитической стороны явилась важным фактом в историографии по иллиризму. В наши дни работа К. сохраняет известный интерес своей насыщенностью фактами. Третья крупная работа К.– «Начало рус. школы у сербов в XVIII в.» (ИОРЯС, 1908, т. 8, кн. 2–3) поев. Рус. литературе и ее культурному влиянию на юж. славян в период их нац. возрождения.
 

Добавить комментарий

Ваше Имя:


Текст сообщения: