Вверх
Авторизация

Логин:

Пароль:

Забыли? Регистрация!


Другие новости
Реклама
Реклама
Александр Александрович КОЧУБИНСКИЙ
| 1-01-2012, 09:10 | Просмотров : 449
КОЧУБИНСКИЙ Александр Александрович. (22. Х(4. ХI)1845, Кишинев – 13(26). У 1907, Одесса) – филолог и историк. Сын священника. Учился в одесск. гимназии при Ришельевском лицее, с 1863 по 1867– на ист.-филол. отднии Моск. ун-та (окончил со степенью канд.). Интерес к славяноведению пробудил у К. проф. рус. истории Н. А. Попов, занимавшийся также славистикой. В 1867–1869 К. – учитель гимназий во Владимире и Одессе. В 1869 командирован за границу для изучения организации средних школ в Германии и Австрии. С 1871 преподавал славян, филологию в Новорос. ун-те (Одесса). С 1873 магистр, доц. того же ун-та. В 1874– 1876 в науч. командировке в славян, странах. С 1877 – д-р славян. филологии, орд. проф. Новорос. ун-та. В последующие годы неоднократно посещал зап. и юж. славян с науч. целями. С 1878 – ред. «Записок Новорос. ун-та». Был также активным деятелем ряда науч. учреждений и о-в; О-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии (Москва), ОИДР, Моск. археол. о-ва, Ученого о-ва в Константинополе, Чеш. королевск. о-ва наук, Чеш. акад. наук и искусств. К. также один из основателей (1889) и наиболее деятельных чл. Ист. филол. о-ва при Новорос. ун-те. По своим взглядам К. был консерватором, но практически в полит, жизни не участвовал. Не поддерживая славянофильский тезис о необходимости активного распространения рус. яз. и православной религии на всех славян, К. надеялся, однако, на то, что постепенно во всех славян, странах то и другое укоренится и без вмешательства извне. К. был убежден в том, что католицизм враждебен славянству и России. В поляках К., как и славянофилы, видел «слуг Рима». К. осуждал политику царизма в 1815–1840-х годах, направленную на удушение нац.-освободительного движения (в том числе и у славян); оправдывал подавление царизмом, польск. восстания 1863, поскольку, по его мнению, поляки были «нарушителями славян, мира». В своих соч. К. настойчиво проводил мысль о пользе славян, взаимности, под к-рой понимал духовное единство славян, их тесное сближение на культурном и науч. поприще. К. осуждал все проявления полит, партикуляризма у славян, народов, в частности «ист. школы» Ф. Палацкого, выступавшей не только за признание самостоятельности Чехии, но и против сближения с Россией. К. стоял на стороне младочехов с их буржуазной программой, предусматривавшей экон. связи с соседними странами. Вклад К. в различные области славяноведения и по объему, и по науч. значению неравноценен. По языкознанию он написал ряд работ, например: «Звук а – отличительнейшая черта серб, вокализма» (ФЗ, 1870, вып. 6; 1871, вып. 1), «Как долго жил рус. супин?» (ФЗ, 1872, вып. 4), «К вопросу о взаимных отношениях славян, наречий» (Т. 1–2. Одесса, 1877–1878, докт. дис.) и др. Критикуя теорию «протоэтнического первенства» серб. яз. среди славян., К. отдает это первенство рус. яз. Прародину славянства К. видел «между Карпатами и Дунаем» и полагал, что древние элементы сохранились в славян, яз. пропорционально близости или отдаленности поселения соответствующих народов от этой области. Выводы К. по языкознанию не были приняты совр. ему наукой, хотя признавалось, что его соч. содержат ценные наблюдения. В целом языковедческие работы не составляют сильной стороны творчества К. Большое науч. значение имели труды К. по истории. Они касались двух осн. сюжетов: развития рус. политики в вост. вопросе и истории Чехии. К первой проблеме относится канд. соч. «Сношения России при Петре I с юж. славянством и румынами» (ЧОИДР, 1872, кн. 2), соч. «Наши две политики в славян, вопросе» (ИВ, 1881, № 7–8), «На Босфоре в 1735 г.» (BE, 1897, кн. 10), «Граф Андрей Иванович Остерман и раздел Турции» (ЗНУ, 1899, т. 74, Уваровская премия 1900) и др. К. хорошо знал источники и литературу по истории славян, ввел в науч. оборот новые архивные материалы. К. явно идеализировал роль России в освобождении славян, полагая, что она сводилась к тому, чтобы «сделать счастливыми» славян. народы Балкан, п-ова. В истории Чехии К. исследовал различные эпохи. Из древнего периода его особенно интересовал вопрос о введении христианства в Великоморавск. державе. В соч. «6 аир. 885 – [6 апр.] 1885 г. Добрый сеятель и добрая нива» (Одесса, 1885) , «Тысячелетие славян, самосознания» (ИВ, 1885, № 3) К. признавал действие кирилло-адефодиевской традиции в истории славян, но не видел в ней, подобно славянофильским историкам, истоков православия. Составленная К. «Карта расселения славян в IX в., в эпоху деятельности свв. Кирилла и Мефодия» (Одесса, 1885) имела большое значение для изучения древней истории славян. Самым крупным соч. К. по истории Чехии является его магист. дис. «Братья подобои и чеш. католики в нач. XVII в.» (1873), написанная с использованием всех доступных по тому времени источников. Книга была единственной по указанной проблеме в рус. историографии. К. исследовал религ. борьбу в Чехии от возникновения общины Чеш. братьев в середине XV в. до Белогорск. битвы (1620). В отличие от историков-славянофилов К. не стремился доказать православный характер общины, видел влияние на нее западноевроп. реформации. Общая оценка ист. событий указанного периода в соч. К. прогрессивна. Так, причины поражения чеш. сословий в 1618– 1620 К. видит в их оторванности от нар. масс, а битву на Белой горе оценивает как нац. катастрофу Чехии. Тому же периоду истории Че-хии поев, ряд статей; наиболее заметная среди них – «Ян Амос Коменский в ист. судьбах своего народа» (ЗНУ, 1893, т. 59). В оценке деятельности Я. А. Коменского автор также примыкает к прогрессивной концепции. Периоду чет. нац. возрождения К. посвятил статьи «В краю былых еретиков» (ИВ, 1882, № 7–8), «Миклошич и Шафарик» (ASlPh, 1906, Bd. 25), «П. Й.Шафарик. Очерк жизни рус. науки полвека тому назад» (BE, 1906, кн. 5) и др. Этому периоду чеш. истории уделено много внимания и в книге К. «Начальные годы рус. славяноведения» (Одесса, 1887–1888). Во всех этих соч. дается новый материал о чеш. нац. возрождении, извлеченный из различных архивов. Процесс нац. воз-рождения К. рассматривал лишь как возрождение нац. яз. и культуры, не связывая его с теми глубокими соц.-экон. процессами, к-рые происходили в Чехии. Но фактический материал упомянутых соч. интересен. Статьи К. по древней истории, ист. географии и этнографии славян – «Литов, яз. и наша старина» (1893; опубл. в кн.: Труды IX ар- хеол. съезда в Вильне..., т. 1. М., 1895) ; «О рус. племени в Дунайск. залесье» (1887; опубл. в кн.: Труды VII археол. съезда в Ярославле..., т. 2. М., 1891), «Территория доист. Литвы» (ЖМНП, 1897, № 1) и др.– представляют собой собрание фи- лол. данных, разбор геогр. терминов, анализ славян, названий предметов домашнего обихода. К. исследовал здесь, в частности, вопрос о первых славяй. поселениях в Европе. Наиболее ценными в творческом наследии К. представляются труды по истории славяноведения. Гл. из них – упомянутая монография «Начальные годы рус. славяноведения» (премия Макария за 1890). Сюда же относятся: «Граф Сперанский и унив. устав 1835» (BE, 1894, кн. 4), «Граф С. Г. Строганов. Из истории наших ун-тов 30-х гг.» (BE, 1896, кн. 7–8), «В. И. Григорович , в истории славяноведения» (ЗНУ, 1893, т. 59), а также биогр. работы об О. М. Бодянском, П. А. Лавровском, Ф. Миклошиче, Я. Ф. Головацком и др.; заметки и сообщения о М. Гаттале, К. Я. Гроте, М. А. Ко-лосове и т. д. К этому же разделу следует причислить «Итоги славян, и рус. филологии» (ЗНУ, 1882, т. 33). В указанных трудах К. осветил совершенно не разработанную ранее тему на основе критически использованных и вновь введенных в науч. оборот источников.
 

Добавить комментарий

Ваше Имя:


Текст сообщения: